Иван Куличенко: «Покидать Днепропетровск я пока не собираюсь»

0

Он держал власть в своих руках. Он управлял горожанами долгие 15 лет. Его называли «вечным мэром» и посмеивались над его любовью к фонтанам. Казалось, Днепропетровску не увидеть другого градоначальника, но в прошлом году он решает идти в народные депутаты. За глаза говорили, что новая власть таким образом отправила его на пенсию. Иван Куличенко был первым в Днепропетровске, а какое место занимает он сегодня в Киеве? Уютно ли ему под куполом Верховной Рады и не хочет ли он вернуться в нагретое кресло мэра? Читайте далее: секреты Ивана Куличенко.

— Иван Иванович, мы с вами встречаемся в кабинете, в котором вы провели 15 лет своей жизни на посту городского головы. Почему именно здесь?
— Что касается моего пребывания здесь: я сложил полномочия, но не ушел от проблем города. И я благодарен, что те, кто работал у меня заместителями, сами предложили мне, когда я бываю в Днепропетровске, пользоваться этим кабинетом и общаться с ними, обсуждать насущные проблемы, которые возникают в городе. Меня это устраивает.

— То есть, по сути, вы сегодня продолжаете консультировать людей по вопросам функционирования города?
— Я бы не ограничился словом «консультации», потому что многие вопросы, решение которых зависит от Киева, я беру на себя и думаю, что смогу некоторые вопросы решить более эффективно, чем те, кто сегодня имеет право подписи здесь. Это касается и метрополитена, и многих других вопросов, которые сегодня актуальны для Днепропетровска.

ivan

— За 15 лет есть что-то, о чём вы жалеете, что не успели сделать?
— Можно огорчаться, недолго, минут 5, по поводу ушедших событий. А что касается планов, реализованных и не реализованных, то я о них уже говорил не один раз. И в Киев или на выборы шёл с пониманием того, что я буду полезен городу Днепропетровску в том или ином плане. Потому что, скажем справедливо, на высоком уровне правительственных и других структур представителей Днепропетровска в общем-то и нет. Поэтому, не меряя на себя шапку Мономаха, я прекрасно понимаю, что у меня есть возможность ходить по министерствам, встречаться с людьми, которые принимают управленческие решения, и защищать Днепропетровск в этом плане. И этим я занимаюсь сегодня.

— Всё-таки 15 лет вы были первым человек в городе Днепропетровске. Сегодня, будем откровенно говорить, вы один из 450 народных депутатов. Тяжело ли свыкнуться с этим положением?
— Что касается эмоций, то нельзя заменить или отобрать, или забыть право самому принимать управленческие решения, организовывать исполнение и за это отвечать. То, что было у меня в Днепропетровске, меня устраивало, мне очень нравилось. Я могу сотни примеров привести, даже глядя сейчас в окно: уже акации выросли, а когда их резали, то говорили: «Где будут птички жить? Что это такое?». Я уже не говорю за Набережную. Когда с тобой здороваются люди, когда к тебе подходят и задают вопросы — это такой комплекс эмоций, что их ни с чем сравнить нельзя. Если бы я не был руководителем города Днепропетровска, а был, например, каким-нибудь управляющим или руководителем комбината, или кем-то ещё, то проект Набережной я бы реализовать не смог. Поэтому, безусловно, это ни чем не измеримо, это и ответственно, и проблемно, но когда ты выходишь на улицу и встречаешь человека, который говорит: «Здравствуйте, Иван Иванович, спасибо!» — это удивительное чувство. Это то, что касается эмоций. Это не уйдёт.
Днепропетровск — это мой город, я всегда об этом говорил. И у меня были возможности в своё время уехать работать в Москву, и в Киев меня приглашали на серьёзную ответственную хозяйственную должность, но я остался здесь.
Что касается Верховной Рады — это не один из 450-ти. К сожалению, многое из того, что сейчас происходит под ее куполом, меня не устраивает, меня злит, со многим я не могу согласиться. Меня коробит, когда выступает министр обороны, рассказывает о событиях на фронте, информирует о том, что происходит, а 30% зала просто ходит… Я не знаю, что это за люди. Я к этому привыкнуть не могу. А вот что там здорово, так это то, что есть возможность влиять на некоторые процессы, не на все, к сожалению, и многое зависит от политической целесообразности, от того, как договорятся руководители фракций. Но есть возможность влиять, есть возможность применить свой опыт и голосовать так, как ты считаешь нужным, есть возможность подготовить проект закона, касающегося, допустим, местного самоуправления. У меня уже прошел один закон по бюджету, по бюджетному кодексу.

— То есть вы уже активно работаете?
— Да, безусловно. И эта возможность влиять даёт какие-то силы, даёт надежды, к тому же я убежденный оптимист — я не понимаю, что такое «так плохо». Что меня сегодня пугает в украинском обществе: я ездил с футбольной командой «Днепр» на игру в Азербайджан, и один уважаемый там человек мне сказал: «Вы задумайтесь, украинцы, над тем, что вы постоянно ищете виновных. Выйдете на улицу, остановите первого встречного и, независимо от того, это бизнесмен или человек, который еле концы с концами сводит, спросите у него, почему он недоволен своей жизнью и кто в этом виноват. Он начнёт с президента и закончит дворником, но себя называть виновным в том, что он плохо живёт, никто не захочет». Я не знаю, как правильно это назвать. Наверное, временная растерянность. Нужно искать национальные идеи. Нужно в каждом регионе, в каждом городе создавать поводы для того, чтобы делать хорошее, уходить с хорошими мыслями, получать хорошие результаты. Пусть это будут не масштабные дела, но это нужно делать. Человек не может себя чувствовать безучастным к тем процессам, которые происходят. Это, к сожалению, проблема, на которую ответить нелегко, но ответ на этот вопрос искать придется.

8-12

— А какие у вас были ожидания от Верховной Рады?
— Я первое время комментировать не буду, потому что попал в другую среду, в большую компанию малоизвестных и по-разному настроенных людей. Там есть такие люди, которые могут обвинять всех и во всем, могут оскорблять и даже драться, есть люди всякие. Но это же не значит, что это проблема навсегда. Да, я прекрасно понимаю, что в этой жизни нужно находить своё место, и я так привык жить: если я не могу сделать сразу много и хорошо, я выбираю то, что сейчас могу сделать и делаю. А параллельно пытаюсь подступаться к тем вопросам, которые в это время от тебя мало зависят.
Поэтому ещё раз скажу, я настроен оптимистично и об этом говорю всем, с кем общаюсь, независимо от того, какую политическую силу они представляют. И, поверьте, люди, которые говорят один на один, хотят примерно одного и того же. Самое главное, что у меня есть право выбора, это меня устраивает в первую очередь, потому что я могу принимать осознанные решения при голосовании. Другой вопрос — всегда ли хватает большинства, правильно ли принимаются решения, как доработаны законы и какое качество у них — это тоже предмет времени, этим нужно заниматься. Потому что я привык в Днепропетровске, принимая какое-либо перспективное решение, проект которого нужно реализовать в течение нескольких лет, консультироваться, делать экспертизу, делать прогнозы, касающиеся того, к чему это может привести, и только тогда принимать решения. Здесь же часто в зал попадают вопросы, которые могут быть политически нужны, касающиеся мобилизации или финансового решения, связанного с обеспечением каких-либо мероприятий, которые проходят в это время, но всё равно последствия нужно просчитывать. Вот попадают в зал: утром включили в повестку дня, после обеда первое обсуждение, потом по упрощенной схеме. А если бы был анализ и все необходимое для принятия правильного решения, то было бы легче. Но в такое время живём. Значит, надо учиться работать в таких условиях, но мы всё громче и громче заявляем о том, что не должны в повестку дня попадать вопросы, которые не прошли всю необходимую процедуру подготовки в соответствии с регламентом. Я думаю, это наладится.

— И всё-таки, вы можете позволить себе, даже наперекор какому-то решению фракции, не голосовать за какой-то законопроект, который для вас принципиален?
— Я не хочу говорить о слове «наперекор», я не собираюсь делать какие-то демонстративные действия. Есть решения, за которые я не голосовал. Допустим, те же комитеты: когда они утверждались, то я не принимал участия в голосовании, хотя находился в зале. Когда я объяснил руководителю фракции, что мне не нравится, то меня поняли. А почему я был против, сейчас объясню. Допустим, есть регламент, в котором написано, что в комитете должен быть председатель, заместитель, ещё один заместитель и секретарь. Если комитет большой, в нём больше 30 человек, то может быть два заместителя. А у нас в комитетах есть три заместителя, секретарь и два члена этого комитета. Скажите, что это такое? Кого мы смешим? Кому это нужно? Поэтому я и отказался. Мне не интересно быть заместителем по квоте, у кого-то, где не решаются вопросы. У меня спросили, что бы я хотел. Я ответил, что хотел бы возглавлять подкомитет бюджетный, который касается местных бюджетов. То есть это то же, чем я занимался здесь в городском совете. И мне дали возможность руководить этим подкомитетом. Но я не голосовал.

— Я так понимаю, далеко не все могут себе позволить не голосовать.
— Не знаю, все или не все. Я говорю своё мнение, иногда с ним соглашаются, иногда меня переубеждают. У меня были такие случаи, когда, допустим, я всех процессов недопонимал, но после обсуждения голосовал за поддержку, хотя сначала был настроен по-другому. Это не простой процесс, там принимаются не простые решения. Но давить на меня — никто не давит. Заставлять — не заставляют. Я думаю, что это было бы невозможно. Поэтому, уже это, как минимум, хорошо.

— Для многих было удивительно, что вы баллотировались от «Блока Петра Порошенко», потому что до этого вы долгое время были членом команды Партии регионов. Как поступило предложение от команды Президента?
— Вот три фактора, которые позволили мне принять такое решение. Я не вступил в партию — это номер один. Я не имею никаких обязательств с будущим этой партии, я хочу поддержать эту политическую силу и Президента в их намерении сделать позитивные изменения, то, что называется реформированием местного самоуправления и административной реформой, — это номер два. А третье — у меня есть опыт в руководстве Ассоциации городов Украины, три созыва подряд, у меня есть опыт возглавлять делегацию Украины в конгрессах местных и региональных в Европе, я 15 лет был мэром крупного города и у меня есть опыт этой работы. Поэтому это всё помогло мне принять комплексное решение. С другой стороны, я уходил с должности мэра, имея 35% рейтинга поддержки. Это очень много, пока ещё нет в Днепропетровске людей с такой поддержкой. И принять такое решение было очень сложно, оставить всё, наработанное годами, и заниматься другим делом. Я люблю Днепропетровск, я его не оставлю. Я буду заниматься и выборами в городской совет, мне немаловажно, какие туда придут депутаты, и немаловажно, кто станет мэром города. Но место вакантно, и сегодня все, кто считает себя готовым и у кого есть время подавать соответствующие программы, собрать соответствующие команды, могут на него претендовать. Уходить с должности, когда на неё идут выборы, это совершенно не то, что выборы на свободное место.

— Вы долгие годы говорили о том, что пока у вас нет преемника. И вы не видите, на кого бы вы могли оставить город. Сегодня этот человек есть? Можно даже без фамилии. Просто расскажите, какими качествами должен обладать претендент на кресло городского головы, чтобы вы лично за него проголосовали.
— Голосовать я однозначно буду в Днепропетровске и выбор свой сделаю. К тем условиям, о которых я говорил раньше — уникального города, где люди разных вероисповеданий, разных национальностей, разных политических взглядов, города, где не было ничего захвачено, — я мог только поддерживать атмосферу. И человек должен быть таким, чтобы это продолжалось. С крайне националистическими и антисемитскими настроениями здесь делать нечего.
Что касается профессиональных качеств… Я даже не назову это качеством, это вызов, который надо преодолеть, и человек, который будет идти на эту должность, должен это прекрасно понимать: вести экономику города, его развития в нынешних условиях очень сложно и ответственно. Также очень важен вопрос сложнейшего экономического кризиса, так как Днепропетровск — это город, где сидеть и ждать, пока тебе перечислят заработную плату, не приходится, и если падут такие города, как Днепропетровск, то Украина не выживет, это не реально. И человек, который придёт на выборы, должен разбираться в процессах, в том, как формируются бюджеты, где зарабатываются деньги, как создать условия, чтобы они зарабатывались. Я думаю, что не просто будет выбрать из того количества людей, которые придут. Самое главное — чтобы те, кто будет идти, почувствовали то, что они смогут проявить себя и быть полезными. Выборы будут в большей мере для тех, кто выбирает. А то, что будет из кого выбрать, я не сомневаюсь.

 

5

— То есть сейчас вы не можете сказать, что есть такой человек?
— Он есть, и не один. Но сейчас ещё не время об этом говорить. Но упаси Бог, если выберут человека, который просто умеет говорить, а не делать. Но я верю в мудрость жителей Днепропетровска, в то, что тут люди не позволят пройти несистемным и вредным событиям.

— А не хотелось ли вам за эти 4 месяца в Верховной Раде вернуться назад, возможно, принять участие в выборах?
— Я вам отвечу: «Никогда не говори никогда». Поживём — увидим.

— Наверное, для вас не секрет, что за глаза вас называют «Иван Фонтанович» из-за вашей любви к фонтанам, из-за того, что вы их очень много построили. Откуда у вас к ним такая любовь?
— Я — строитель по образованию, дипломировался на кафедре архитектуры, знаю принципы принятия правильных архитектурных решений. Знаете, есть такая пословица: «Бесконечно долго можно смотреть, как горит огонь, как течёт вода…» . Поэтому, как только я стал мэром, появился первый фейерверк на День города, и это стало традицией.
А что касается фонтанов — это место освежает летом, притягивает к себе внимание, возле них назначаются встречи. Первым мы восстановили фонтан возле театра оперы и балета, далее был фонтан на пересечении улиц Серова и Набережной. С точки зрения архитектуры он играет большую роль. Мне очень нравится фонтан на смотровой площадке. Люди туда тянуться, фотографируются…
И это всё нужно было не мне. Это нужно было именно людям. И нельзя было не заметить фонтан на Театральной площади — за забором, засыпанный мусором, десятилетиями простоявший… Раз забор и мусор — значит, у людей нет надежды, что станет лучше. Это как метро: его следует закончить не только как вид транспорта, а важно людям вернуть веру, что это закончится, и проспект станет тем проспектом, который ждут. И это будет сделано. Поэтому, Фонтаныч так Фонтаныч.

— Вы думаете, что метро всё-таки будет достроено?
— Я на 100% в этом уверен.

— А вас сегодня поддерживают коллеги-земляки в реализации поставленных задач?
— Конечно. В днепропетровской делегации все единомышленники. Интересы Днепропетровщины для всех выше любых политических амбиций.

— Вам сегодня очень часто приходится бывать в Киеве, хотя раньше вы практически не уезжали из Днепропетровска. И это достаточно сложно — постоянно ездить туда-сюда. Не было ли у вас желания переехать в Киев, перевезти туда семью?
— Уезжать из города я не собираюсь. Эту работу буду выполнять в командировках. Депутатам предоставляется номер в гостинице, в котором я могу остановиться, и это меня устраивает. Там есть много земляков, с которыми я общаюсь по работе и после работы. А как перевезти семью? У меня трое внуков, два зятя, две дочери, жена, две сестры, мы все разбросаны по Днепропетровску. У меня таких мыслей даже не возникало, чтобы перевезти всех.

— Скучают ли за вами внуки? Потому что мы знаем, что раньше каждую свободную минутку вы уделяли семейным прогулкам.
— Я и сейчас стараюсь гулять с ними чаще. И в парке, и на Набережной. Я думаю, что ни я, ни внуки особо не потеряли, потому что когда я всё время был в Днепропетровске, я был с ними в свои выходные, и сейчас так же.

— Раньше вы практически никогда не пропускали футбольные матчи любимой команды. Сейчас планируете приезжать в Днепропетровск на игры?
— Я надеюсь, что календарь будет составлен так же, как и раньше, чтобы домашние игры проходили бы только в выходные дни. Естественно, я не буду пропускать матчи. Подумаю, как буду добираться на выездные международные матчи «Днепра». Интерес к футболу у меня не пропал, как был я заядлым болельщиком, так и остаюсь.

— Спасибо вам огромное, что нашли время для интервью и уделили его нам. Мы надеемся, что те проекты, которые вы задумали, вам будет проще осуществлять, находясь в Верховной Раде.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here